МБУ Централизованная система массовых библиотек ГО г.Уфа Республики Башкортостан

Неизвестное об известном. Морис Дрюон.

                       

( по материалам журнала «Свой»)

В Советском Союзе его сравнивали с романтиком Дюма. Хотя история в интерпретации Дрюона – гораздо более суровая материя. За власть у него сражаются более исступленно, а тугие узлы драматических коллизий не распутываются по мановению руки автора. Он весьма сурово показывал кровь и грязь на шестерёнках вечного механизма истории.

Во Франции, как и в Советском Союзе, мэтра знали и любили, но миллионы советских читателей не подозревали о российских корнях знаменитого европейца. У нас их просто-напросто не афишировали. Писатель же никогда не забывал о своих уральских предках.

Его дед по отцовской линии, оренбургский купец 1-й гильдии Антон Леск, вёл крупную торговлю, помогал местной гимназии, к тому же был одним из учредителей еврейского благотворительного общества.

В родном городе отца Дрюону довелось побывать только в 2003 году. Совершить данное путешествие помог другой известный оренбуржец – Виктор Черномырдин. Француз признавался, что Оренбург манил его с раннего детства: «Урал – это граница с Азией, с этой огромной страной. И именно это меня привлекает и зовёт в этот город уже с пятилетнего возраста. Но мне пришлось 80 лет ждать, чтобы осуществить эту мою мечту». Он посетил ту самую гимназию, в которой когда-то учились родитель и дядюшка, побродил по Гостиному двору, где некогда располагались лавки прадеда.

Вскоре после этого вояжа его сограждане прочитали в очередном эссе о далёком городе на реке Урал: «Сегодняшний Оренбург с полумиллионным населением сохраняет своё очарование. Красивые неоклассические дворцы города находятся по соседству с улочками с деревянными домами, окна которых, кажется, являются воплощением вечной России. Я возвращался из Оренбурга, который меня соблазнил, восхитил и покорил. Часть моих предков жила там, и я решил отправиться туда. Оренбург стал как бы последним местом моего паломничества перед тем, как я покину этот мир».