МБУ Централизованная система массовых библиотек ГО г.Уфа Республики Башкортостан

Певец родной природы. 225 лет со дня рождения Сергея Тимофеевича Аксакова.

                                   

Сергей Тимофеевич Аксаков родился в 1791 году в Уфе в семье служившего прокурором земского суда Тимофея Степановича Аксакова (1762—1836/1837). Тимофей Степанович, выходец из небогатого, хотя и старинного рода, был женат на Марии Николаевне Зубовой (1769—1833) — дочери товарища генерал-губернатора Уфимского наместничества. Мария Николаевна, умная и властная женщина, выросшая среди высшего чиновничества и получившая хорошее по тем временам образование, в юности вела переписку с либеральным просветителем Николаем Ивановичем Новиковым.

Детство Сергея прошло в Уфе и родовом имении Ново-Аксаково (Оренбургская губерния). Большое влияние на его развитие оказал дед — Степан Михайлович Аксаков, мечтавший о внуке, который продолжит «род Шимона». Д. Мирский так характеризует Степана Михайловича: «неотесанный и энергичный помещик-первопроходец, одним из первых организовавший поселение крепостных в башкирских степях». От отца Серёжа унаследовал любовь к природе; он также рано полюбил книги, в четыре года уже свободно читал, а в пять — декламировал Сумарокова и Хераскова, пересказывал в лицах сказки «Тысячи и одной ночи».

В 1799 году мальчик поступил в Казанскую гимназию, но Мария Николаевна, не в силах выдержать расставание с сыном, вскоре забрала его назад; этому способствовало и то обстоятельство, что у впечатлительного Серёжи, оторванного от семьи, стала развиваться падучая болезнь.

Возвращение в гимназию состоялось лишь в 1801 году. В 1804 году старшие классы гимназии были преобразованы в первый курс Казанского университета, Аксаков оказался одним из его студентов и продолжал учёбу в нём вплоть до 1807 года. В годы учёбы Аксаков сотрудничал в студенческих рукописных журналах «Аркадские пастушки» (редактор Александр Панаев) и «Журнал наших занятий» (где сам Аксаков был одним из соредакторов). В этих журналах были размещены его первые стихотворные опыты, написанные в сентиментальном стиле. Вскоре пережив увлечение сентиментализмом, Аксаков познакомился с «Рассуждением о старом и новом слоге российского языка» А. С. Шишкова, став приверженцем его литературно-лингвистической теории (в статье «Литературной энциклопедии» о самом Аксакове названной «литературным староверством»), что, однако, практически не отразилось на его собственном литературном стиле. С 1806 года Сергей состоял в «Обществе любителей отечественной словесности» при университете; он также стал организатором студенческого театра, поставившего, в частности, пьесу, одним из соавторов которой был он сам. Впоследствии воспоминания о детских годах, наряду с семейными преданиями, легли в основу автобиографической трилогии Аксакова.

После окончания университета Сергей Аксаков служил в Петербурге переводчиком комиссии составления законов, затем – в цензурном комитете, наконец, инспектором Константиновского Межевого института.

В Петербурге Сергей Аксаков входил в круг поэта Гавриила Державина, затем жил в Москве, с которой связаны его основные литературные опыты.

Как личность Аксаков очень привлекателен и по-человечески понятен. По воспоминаниям близких, он любил жизнь во всех её радостях, ко всему относился как художник, был подвержен всем слабостям страстного человека. Будучи человеком женатым, обременённым семьёй, он проводил целые дни на охоте. Целые ночи за картами. Любитель театра и сам актёр, тонкий знаток всего лесного мира, птичьего и звериного, опытный рыбак, знаток грибов и растений – во всём он проявлял страстность. Но свои слабости хорошо знал и, как писал его сын Иван, «был о себе смиренного мнения, был чужд гордости к ближнему».

Для него были характерны совершенное отсутствие претенциозности, простота в общении, радушие, бескорыстие, постоянная снисходительность, стремление не судить другого, быть в жизни адвокатом, а не прокурором.

Беспечность относительно материальных выгод, широта натуры, тонкое художественное чутьё привлекали к нему окружающих. «Не будучи не только ученым, но и не обладая достаточной образованностью, чуждый науки, он тем не менее был каким-то нравственным авторитетом для своих приятелей, из которых многие были знаменитые ученые – писал Иван Аксаков. – Он вполне понимал жизнь и все движения человеческой души, все человеческие слабости».

Аксаков не связывал себя с определёнными направлениями общественной мысли, но сочувствовал любым идеям народного самоопределения, развития самосознания.