МБУ Централизованная система массовых библиотек ГО г.Уфа Республики Башкортостан

Рой Олег. Двойная жизнь: роман/О. Рой. – Москва: Издательство «Э», 2016 – 320 с. – (Капризы и странности судьбы).

Отрывки из романа....

Санкт-Петербург – Уфа – Инзер.

«Дополнительным бонусом переезда стала для Юли башкирская природа. После просторной, но туманной и очень городской, предельно рукотворной красоты Питера тут всё казалось невероятно... она не могла подобрать слова... первобытным? Настоящим? На фоне торжественного, невзирая на мрачные дворы-колодцы и жутковатые подворотни, Питера – Уфа выглядела скромненько, даже скучновато – и при том удивительно уютно. А уж вокруг... Холмистые степи, накрытые высоким небом, как гигантской синей пиалой, стремительные, неправдоподобно прозрачные речки, бегущие с южных отрогов Урала, кудрявые леса – почему у человека всего два глаза, думала Юля, этого мало на всё это великолепие! Красота, которая существует уже миллионы лет, она была, когда человек ещё не появился, и никуда не денется, когда человек отсюда уйдёт. В этой мысли было что-то странно успокаивающее. Ну да, Юля регулярно возила Машку на море. Но между лакированной курортной открыточностью и диковатыми башкирскими просторами разница была как между пластилиновой хот-договой булочкой и пышным караваем, какие пекли в маленькой булочной-пекарне возле её нового дома. Юля покупала ещё горячий хлеб по дороге с работы: от запаха можно было сойти с ума, и когда, не удержавшись, она отщипывала краешек, солнечно-рыжая корочка хрустела так сладко, так упоительно...»

                                             

 

« К вечеру сплавного дня Юля уже сама себе завидовала.

В полдень, когда солнечные лучи казались струями огня, льющимися на непривыкшую к жару кожу, поверхность воды дарила спасительную прохладу. Береговые скалы будто декорация для какого-нибудь доисторического «За миллион лет до всего» вдруг расступились, обнаруживая крошечную полянку, сплошь заросшую то земляникой, то пёстрым цветочным «газоном»: вот сейчас из-под листьев выглянут эльфы, а из-за пограничной скалы – пара сердитых гномов. Юля действительно не расставалась с фотоаппаратом, щелкая всё подряд – цветы, скалы, незнакомых птиц, выпрыгивающую из воды или уже пойманную рыбу, - но ни эльфов, но гномов в видоискатель так и не попалось.

Большой Инзер оказался вовсе не большим, но с норовом, иногда пугающе непреодолимым. И пусть опытные сплавщики говорили, что Большой Инзер – прогулочная трасса для «малышовой группы», вот рядом, на притоках, вот где настоящий экстрим, Юле хватало адреналина и тут. На внезапных перепадах казалось, что катамаран так и не выберется из бешено бурлящих водоворотов или попросту впечатается в некстати подвернувшуюся скалу, выбросив экипаж на потеху дожидающимся на дне русалкам. Когда проходили Сарыштынскую шиверу – долгий перекат с грозно выступающими из воды валунами (а вдруг древние чудища живут не только в Лох-Нессе?), - она ждала катастрофы каждую секунду.»