МБУ Централизованная система массовых библиотек ГО г.Уфа Республики Башкортостан

Сергей Круль. Завещание помещицы

                

(Отрывки из произведения)

«— Я сон видела, Евдокиюшка, поведать?

— Поведай, матушка.

— Ну, слушай. — Ирина Ивановна Бекетова оживилась, глаза ее заблестели. — Будто иду я по городу, вроде знакомому, а вроде и нет. Ну вот, иду я, иду — и вдруг пожар, да такой большой, что спасу от него нет, полыхает и полыхает. Жар стоит как в бане, и кругом горит все. Ну я, понятное дело, кликать дворовых, мол, что ж вы, тушите, не стойте, как идолы, а никого нет, и одна, совсем одна. Кричу, плачем заливаюсь, а все напрасно. На том и проснулась. Так к чему сон-то, Евдокиюшка, не объяснишь?

— Господь с тобой, матушка! — всплеснула руками Евдокия. — А ведь сон под утро в руку. Как пить дать и руку. А вдруг как это случилось на самом деле, что тогда? Тревожно.

 

— И мне непонятно, узнать хочется, что за город мне снился? Вот бы вспомнить. Стара я стала, память не слушается, — посетовала на себя Ирина Ивановна. — Ну вот, пришли, кажись».

«— Да что там осталось-то? Ну, седмица, полторы. — Управляющий помрачнел. — Я ведь почему раньше приехал, хозяюшка. Беда у нас. Уфа погорела. Вот ведь как!

— Погорела? Как погорела?! — Ирина Ивановна побледнела. — Чудный деревянный город, красавица Уфа, и погорела? Не может этого быть! Второй пожар за пять лет. Господи, да что ж это такое! Что ж молчал, сразу не сказал? Не томи, выкладывай, как все произошло, — голос у Бекетовой дрожал.

— Как все у нас происходит, так и произошло, — начал рассказ управляющий. — Поговаривают, будто Наврозов Матвей Андреевич, наш губернатор, из своего пристрастия Уфу поджег. Мор на скотину напал, вот он и приказал обложить стены навозом и поджечь. Чтобы заразу выгнать. А получилось… Что уж теперь толковать! Пол-Уфы, почитай, сгорело. Или больше того. Покровская, на что уж каменная, и та не уцелела, один остов и стоит. Деревянных домов полтыщи сгорело, все срединные улицы таперича как один голый пустырь. Как дом свой удалось отстоять, до сих пор не понимаю. Видно, Бог помог.

— Как же это так, Фрол Никитич? Не уберегли город. Как же так? — рассуждала вслух Ирина Ивановна. — Нечасто я бывала в Уфе и каждый раз не могла нарадоваться. Дворянский город, усадебка к усадебке. А сады — просто загляденье! Неужто и они выгорели, Фрол Никитич?

— Не все, матушка, что-то, наверное, и осталось, — отвечал управляющий. — А какие сады выгорели, так новые разведут. Земля под Уфой жирная, деревца быстро в рост пойдут. И вишня, и яблоня, и груша. Отстроится город, будет краше прежнего».